+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Если нет побоев но я была оскарблена и побита

Очень самонадеянно надеяться, что мой пост может поменять чью-то жизнь, но буду рада, если хоть капельку отзовётся у кого-то где-то глубоко в душе. Вроде же было всё хорошо - не бил, не пил, не курил, не изменял. Хотя есть девочки, которые настолько себя не любят, что допускают и такое в своей жизни. Такие истории, лично у меня, никак не укладываются в голове.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Поправки к статье 116 УК РФ «Побои».

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Как доказать что тебя избили, если нет следов от побоев?

Формальные разводы между супругами у нас чрезвычайно редки, как мы сказали, во-первых, потому что они очень хлопотливы, затруднительны и дорого стоят, а, во-вторых, потому что, при нынешней покладистости нравов, бредущие врознь супруги вовсе не нуждаются в санкционировании своего разрыва.

Дела о разводе возбуждаются обыкновенно людьми состоятельными и только в тех случаях, когда одна из сторон имеет надобность заключить новый церковный брак. Дела эти, чаще всего ничто иное, как торговые сделки, и процедура их основана на купле и продаже, не говоря уже о том, что самая практика их юридического производства сплетается из лжесвидетельств и подтасовок. Отсюда является необходимость склонить противную сторону, т.

Требуется, стало быть, жертва, а современный обыватель менее всего чувствует расположение к бескорыстному самопожертвованию. Вот эта-то жертва, как равно и согласие на развод, и покупаются обыкновенно ходячею разменною монетою. В скандалёзной хронике Петербурга известно немало случаев покупки жен этим именно путем у сговорчивых мужей, для которых, таким образом, разлученные супруги на самом деле оказывались вполне дражайшими половинами… Были случаи, что в этой торговле жены шли ценою в несколько десятков тысяч рублей — разумеется, когда покупателями их являлись графы, сановники-банкократы и именитые коммерции советники, с туго набитыми карманами, — тогда как в низшей, менее зажиточной среде, в подобных же случаях, стоимость предмета купли и продажи могла спускаться до несколько десятков и даже до нескольких рублей, как имеются тому примеры.

Обыкновенно дело обходится гораздо проще, без дальних церемоний и хлопот. В большинстве случаев эманципировавшиеся от брачных уз супруги взаимно упраздняются друг для друга без всяких следов, без всяких даже воспоминаний о разрушенном семейном очаге, и беззаботно возобновляют холостецкую жизнь, со всеми её [ ] прелестями и с полной независимостью в деле романических похождений.

Независимость эта простирается даже до того, что, напр. Значительно меньшее число таких случаев в рассматриваемой области семейного разброда является там, где свобода от супружеских обязательств и — всего главнее — от обязанности сожительства в брачной паре окупается довольно чувствительно, в особенности для мужа, тем более, если он является инициатором семейного разрыва. Дело улаживается полюбовно и прилично, без скандалёзного посредства недремлющего закона, обязывающего мужа содержать жену.

Но, в последнее время, в практике петербургского суда всё чаще и чаще стали встречаться процессы, вчиняемые по искам брошенных жен к легкомысленным мужьям, с требованием от них узаконенного содержания. Фигурируют в этих процессах больше всего представители мелкой, недостаточной разночинной среды, хотя изредка встречаются и люди состоятельные, именитые. Процессы этого рода весьма однообразны по своим мотивам и по своей сущности.

В суд является жена, нередко обремененная детьми, и просит обязать бросившего её, беспутного мужа, выплачивать ей такую-то сумму на содержание.

Понятно, что когда у супругов дело доходит по этому щекотливому пункту до суда, то уж тут они совершенно не церемонятся друг с другом. Обыкновенно, ответчик-муж старается отклонить от себя обязанность платить жене на содержание или, по крайней мере, возможно уменьшить сумму последнего.

Дела эти разбираются у мировых судей, которые обыкновенно стараются привести стороны к полюбовному соглашению, являющемуся, конечно, в подобных тяжбах совершенно фиктивным. Это можно видеть [ ] и из того, что в большинстве таких процессов стереотипное предложение судьи тяжущимся супругам возобновить сожительство встречает с их стороны категорическое отрицание. Остается определить размер требуемого содержания, что для судей всегда затруднительно, в случае спора по этому пункту между супругами.

Судоговорение обращается в торг: жена запрашивает, муж скупится и не уступает, а судья вообще пытается согласить их и, когда это не удается, утверждает ту цифру, которая предложена мужем. Бывает, впрочем, и очень часто, что тяжущиеся со своими мужьями жены ограничивают свои иски одним лишь требованием выдачи им отдельного вида на жительство. Такие иски весьма обыкновенны в практике петербургского суда. Известно также, что многие бросившие своих мужей жены обращаются с ходатайством о выдаче им таких видов к специальным органам административной власти и — небезуспешно, если могут подкрепить свое требование достаточными основаниями.

Конечно, выдача женам отдельного вида разрешается властью только по представлении достаточно убедительных для того доводов. Доводы эти довольно однообразны: или жестокое обращение мужей с просительницами, или их беспутное [ ] поведение, или же, наконец, растрата имущества жены мужем.

Всего чаще требование отдельного вида мотивируется жестокостью и буйством супруга. А так как эти качества встречаются преимущественно в низшей, некультурной среде, то истицами отдельных видов по этим поводам являются главным образом простолюдинки.

Как уживаются под одной кровлей, после таких тяжб, неполадившие супруги — это уж один Бог знает! Дела этого рода — весьма обычные в камерах столичных мировых судей — раскрывают мрачную, безобразную картину дикой часто бессмысленной тирании, царящей в семейных отношениях низшей городской среды. Само собой разумеется, страдательную роль — нередко роль истой мученицы — несет здесь женщина. Мы наудачу, для примера, взяли из нашего материала несколько фактов, каких в хронике столичного суда — множество.

Они повторяются чуть не каждый день и очень схожи между собою. Зато не составляют большой редкости в уличной жизни столицы соблазнительно скандалёзные сцены публичной супружеской расправы в таком, напр. Раз, на углу Фонтанки и Апраксина переулка, уличная публика была свидетельницей возмутительной сцены.

Рассвирепевший муж, по виду торгаш, устроил настоящую травлю за женой и детьми. Травле этой предшествовала, вероятно, домашняя бойня, от которой несчастная женщина, захватив двух малюток-детей, бежала; муж за ней. Выбежав на улицу, преследуемая по пятам мужем, она скрылась в мелочную лавочку; тот ворвался и в лавочку, из которой жена выскочила через черный ход на двор и, видя, что погоня не отстает, снова кинулась на улицу.

Здесь супруг-зверь настиг её и начал с ожесточением бить её и детей. В среде собравшейся толпы зевак нашлось несколько сострадательных людей, которые вступились за жертвы семейного насилия, но встретили сильную оппозицию, аргументированную таким неотразимым доводом:. Опять-таки мы привели этот факт не потому, чтобы он был [ ] исключительным и чем-нибудь особенно выдающимся.

Такие факты заурядны, и кому не приводилось быть их очевидцем? Вставили мы его здесь для полноты нашей картины, как один из видов тирании, свирепствующей в нравах низшего слоя.

Гораздо любопытнее, что героями таких всенародных дебоширств являются иногда представители и более культурного класса. Однажды пред лицо мирового судьи был привлечен некий биржевой купец, носящий немецкую фамилию, по обвинению в нанесении побоев жене и другим лицам, а также в нарушении общественной тишины и спокойствия. Беременная жена этого господина, будучи побитой им, бежала из дому и укрылась в Пассаже у знакомой акушерки, имея нужду в её врачебной помощи, вследствие понесенных побоев.

Купец бросился по её следам и стал ломиться в квартиру акушерки, требуя выдачи своей жены. Акушерка и её мать, поочередно, вступали с ним в переговоры через форточку и обе получили несколько ударов палкой по голове. Попыталась было объясниться с ним и жена, но испытала ту же участь. Скандал вышел на весь Пассаж и, само собой разумеется, кончился церемониальным путешествием в участок, протоколом, процессом у мирового судьи и двухнедельным заключением в тюрьму супруга-буяна. Другой супруг — чиновник, живший врознь со своей женою, встретив её на Невском среди белого дня, завел с ней ссору из-за единственного их четырехлетнего сына, которого он требовал возвратить ему.

Понес возмездие в мировом суде за жестокое обращение с женою некий Отелло из курляндских немцев, тоже представитель культурного класса. Сам уже не молодой, он женился на восемнадцатилетней девушке и стал её беспощадно ревновать. В этих видах, ложась спать после обеда, он заставлял жену играть на фортепьяно в течение всего времени, пока он покоился.

Истый аргус, он просыпался тотчас же, как молодая женщина переставала играть. Так это раз и случилось. Дело было летом на даче. Проснувшийся Отелло, не найдя жены за фортепьяно, бросился её искать и, почему-то, прежде всего на сеновале, откуда и спугнул какого-то подозрительного молодого человека. Открытие это подняло в нём ревнивое чувство до крайней степени. Остервенение его дошло до того, что он начал топтать свою несчастную жертву ногами, колотить её имеющейся в его руках палкою.

Несчастная кричала до тех пор, пока не выбилась из сил. Сбежавшиеся на её крик дворники едва успели унять рассвирепевшего мужа и отнять из его рук молодую женщину. Интересно, что о соблазнителе несчастной, насладившемся адюльтером, под выше изображенной и на этот раз слишком уже красноречивой вывеской, в репортерском рассказе нет ни слова.

Он, очевидно, малодушно улизнул, подлейшим образом бросив на позор и истязание ту, которая отдала ему свое сердце и принесла в жертву свое доброе имя. Характеристично и то, что оскорбленный супруг удовольствовался, в возмездие своей обиды, расправой лишь со своей женой, а к её соблазнителю не предъявил, по-видимому, никакой претензии. Такова логика ходячей на этот счет морали: за грехопадение предается позору и ответственности одна женщина, а участник её греха и соблазнитель не только пользуется полной безнаказанностью, но еще приобретает престиж истинного кавалера и молодца.

В нашем материале имеются факты, сколько поучительные, столько же и отвратительные, где соблазнители чужих жен, мнимые или действительные, с гордым видом хвастались в глаза мужьям, что наставили им рога.

Сидит честная компания за картами; двое из участников игры заспорили и, слово за слово, дошли до такого азарта, что один из них, наклонный, как видно, к пошлепкинским обобщениям, ругая противника, стал поносить и его жену, обозвал её публичной женщиной и торжественно заявлял, что состоял с нею в интимной связи. В другом случае, между двумя знакомцами вышел спор из-за долга, и тоже при свидетелях; должник заявил, что он не хочет принесть долга на дом к кредитору. Уже по этим фактам можно судить, каков уровень нравственных понятий и каковы воззрения на честь женщины и на святость брачного союза в иной [ ] эманципированной среде петербургского мещанства.

Здесь уже нарушение обета любви и супружеской верности становится сюжетом не драмы, а скабрёзного фарса в котором действующие лица с хладнокровным, бесстрастным цинизмом выворачивают наружу грязь своих безнравственных отношений, не чувствуя ни стыда, ни даже эгоистического чувства ревности.

В заключение обзора фактов семейного разброда, происходящего от жестокого обращения, нельзя не упомянуть, что бывают случаи, — конечно, редкие и исключительные, — где виновными являются не мужья, а жены. В наших материалах есть несколько процессов в мировом суде по обвинению мужьями жен в самоуправстве и насилии.

Во всех этих случаях буйные супруги оказывались сильными, дебелыми, своенравными женщинами, тогда как мужья — малорослыми, тощими, слабодушными вахлаками, ничтожными и в практической жизни, да еще подверженными слабости к пьянству. Словом эти брачные пары представляли собой разительный контраст. Одна из обвиняемых дам била своего мужа, чиновника, систематически, била ежедневно и жестоко чем ни попало. Это её твердое убеждение, и — на увещание судьи более кротко обращаться с мужем, она ответила:.

В каких законах это прописано? И какая была бы я, без этого, законная мужу жена?.. Как-то, в конце х годов, в Петербурге произвел большое удручающее впечатление один процесс, по обвинению мужа — молодого человека, офицера, принадлежавшего к интеллигентному классу — в покушении на жизнь своей жены, выразившемся тем, что он у себя дома несколько раз выстрелил в неё из револьвера и ранил.

Показания обвиняемого и свидетелей на суде раскрыли картину такой безжалостной, свирепой семейной тирании со стороны потерпевшей жены, что суд вынужден был дать снисхождение подсудимому. Нужно заметить, что брак этот был заключен по любви, с романическими препятствиями. Она была невеста состоятельная, а он был беден. Родители её не соглашались на их брак; тогда молодые люди бежали и тайно обвенчались. Прошло несколько лет; родители жены умерли и ей досталось значительное состояние, но — не впрок.

Словом, барыня совсем свихнулась; но муж, человек смирного, уступчивого, мягкого нрава, притом находившийся в материальной зависимости от жены, смотрел сквозь пальцы на её неверность и беспутство, изредка, только делая ей замечания, которые однако ж вели к скандалёзным семейным сценам.

Не вынес он её капризного деспотизма и жестокости, по отношению как к себе самому, так и к детям и прислуге. На несчастье, у них были дети, с которыми мать обращалась ужасно: — содержала их чуть не на кухне, выдавая всего 10 коп.

Жестокость последней к детям доходила до такой степени, что зрелища её не могла выносить служившая у них прислуга и, из-за этого, сходила с места. Впрочем, самой прислуге жутко приходилось от своенравной и драчливой барыни, дававшей волю рукам ни за что, ни про что. В этом отношении, она не делала исключения и для мужа, — нередко колачивала его и, вообще, держала в черном теле.

Всего же обиднее для него было её презрительное, грубое с ним обращение при [ ] людях. Дело в том, что беременность мешала ей кататься верхом и пользоваться развлечениями, во избежание чего она не раз пробовала изгонять плод.

Несчастный долго терпел этот ад у себя в доме; наконец, после одной горячей сцены с женою, схватил вне себя револьвер и разрядил его по адресу благоверной, однако ж настолько счастливо или несчастливо, что только оцарапал её.

Приведенные случаи показывают, что классический тип человеконенавистной фурии — Ксантиппы не перевелся и в наши просвещенные дни в недрах культурного общества.

Семейные раздоры из-за имущественных отношений также обыденны, как и возникающие вследствие взаимного охлаждения супругов, неверности которого-нибудь из них, жестокого обращения и пр.

В практике столичных мировых судей сплошь и рядом встречаются тяжбы между супругами, нередко положительно из-за грошей. Предметом тяжбы служат какие-нибудь тряпки, какие-нибудь ничтожной стоимости вещи из домашней утвари, похищенные или растраченные кем-нибудь из тяжущихся сторон.

Исторические этюды русской жизни. Том 3. Язвы Петербурга (1886).djvu/3/II

Он так храбр и так силен, что легко побил бы меня, если б я по счастливой случайности не сбил его с ног, прежде чем он успел сделать это со мной. Пожалуйста, останьтесь на месте и терпеливо выслушайте меня. Грудь миссис Боулз, этой английской Юноны, вздымалась от негодования, на лице появилось надменное выражение, которое очень шло к ее орлиным чертам, но она все же безмолвно повиновалась. Ведь это так? Стало быть, вы признаете это обстоятельство?

Некоторые психологи считают справедливой фразу: "Бьет - это значит любит". Имеется в виду, когда мужчина поднимает руку на женщину, значит он к ней не равнодушен.

Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте. На основании заявления Вы будете направлены на прохождение медицинского освидетельствования, по результатам которого будет выдано заключение, в том числе с указанием даты и времени составления. Необходимо позаботиться о здоровье пострадавшего и зафисксировать телесные повреждения. Шаг 2.

Эдвард Бульвер-Литтон - Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь

Формальные разводы между супругами у нас чрезвычайно редки, как мы сказали, во-первых, потому что они очень хлопотливы, затруднительны и дорого стоят, а, во-вторых, потому что, при нынешней покладистости нравов, бредущие врознь супруги вовсе не нуждаются в санкционировании своего разрыва. Дела о разводе возбуждаются обыкновенно людьми состоятельными и только в тех случаях, когда одна из сторон имеет надобность заключить новый церковный брак. Дела эти, чаще всего ничто иное, как торговые сделки, и процедура их основана на купле и продаже, не говоря уже о том, что самая практика их юридического производства сплетается из лжесвидетельств и подтасовок. Отсюда является необходимость склонить противную сторону, т. Требуется, стало быть, жертва, а современный обыватель менее всего чувствует расположение к бескорыстному самопожертвованию. Вот эта-то жертва, как равно и согласие на развод, и покупаются обыкновенно ходячею разменною монетою. В скандалёзной хронике Петербурга известно немало случаев покупки жен этим именно путем у сговорчивых мужей, для которых, таким образом, разлученные супруги на самом деле оказывались вполне дражайшими половинами… Были случаи, что в этой торговле жены шли ценою в несколько десятков тысяч рублей — разумеется, когда покупателями их являлись графы, сановники-банкократы и именитые коммерции советники, с туго набитыми карманами, — тогда как в низшей, менее зажиточной среде, в подобных же случаях, стоимость предмета купли и продажи могла спускаться до несколько десятков и даже до нескольких рублей, как имеются тому примеры. Обыкновенно дело обходится гораздо проще, без дальних церемоний и хлопот.

Ссадина под рентгеном

Идеи ювенальной - детской, подростковой - юстиции обсуждают уже не только юристы и правозащитники, но и обычные уральцы. Прекрасно понимая, что детские права должны непременно соблюдаться, папы и мамы между тем опасаются, не будут ли правоохранительные и социальные органы перегибать палку. Как раз с такими опасениями в редакцию "РГ" обратилась жительница Екатеринбурга Марина, мама 3-летней девочки. Недавно дочка Марины, гуляя с бабушкой во дворе, упала с качелей и рассекла голову.

Побои Instagram Posts 3, posts. Очень самонадеянно надеяться, что мой пост может поменять чью-то жизнь, но буду рада, если хоть капельку отзовётся у кого-то где-то глубоко в душе.

Уже больше года мы наблюдаем тупизм и синдром жертвы нашей коллеги. Началось всё с того,что она встретила, как ей казалось, своего принца. Сама она к тому моменту была привлекательной, разведённой особой ти лет, приехавшей из Костромы, давно жившей в Москве и воспитывающей него сына от первого брака.

Если нет побоев но я была оскарблена и побита

.

.

.

Если вы твердо уверены в том, что не совершали противоправных действий (в это не входит.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Лия

    Закон о полиции пп.2 п. 1 ст. 13 указано, что для проверки документов у сотрудника полиции должны быть данные, дающие основания подозревать вас: